на главную

ЗАМЫСЕЛ ПАВЛА КОРИНА

* * *

 

На переплете этой книги воспроизведен двойной портрет «Отец и сын», созданный одним из крупнейших художников послереволюционной России Павлом Дмит­риевичем Кориным (1892-1967) — как этюд к задуман­ному им монументальному живописному полотну «Рек­вием» («Уходящая Русь»).

П. Д. Корин родился в знаменитом владимирском (ныне — в Ивановской области) селе Палех, в семье потомственного иконописца. Одиннадцати лет поступил учиться в Палехскую иконописную школу, а в шестна­дцать — в «Иконописную палату» Донского монастыря в Москве. В 1911 году он познакомился с великим художником М. В. Нестеровым и стал помогать ему в росписи церкви Марфо-Мариинской обители на Ордынке. По совету Нестерова в 1892—1916 годах прошел курс обучения в Московскомучилище живописи, ваяния и зодчества. Корин говорил, что половина его как художника — от Нестерова. Именно Нестеров увидел громадные творче­ские силы Корина и сказал ему: «Я — тенор, а вы, Павел Дмитриевич, — бас».

Уже в молодости прообразом собственного пути стало для Корина полотно Александра Иванова «Явление Хри­ста народу». В 1925 году начал складываться замысел главного его творения. Как и Иванов, он создал несколь­ко десятков этюдов к будущей картине; каждый из них — крупное явление в живописи вашего века.

По мере развития своего замысла П. Д. Корин вновь и вновь возвращался к «Явлению Христа народу», хотя готовился создать, гак сказать, нечто прямо противопо­ложное — то, что можно бы назвать «Явлением Анти-Христа народу" (самого Антихриста «1» в картине не могло быть, так как он не имеет лица).

Окончательно замысел художника сложился в 1930-х годах. Эскиз картины "Реквием" «2» в его цельности - это сцена в Успенском (Успенья Богоматери) соборе Кремля, который с XV века был главной святыней Руси. Один из величайших деятелей Церкви, Иосиф Волоцкий, писал почти пятьсот лет назад об этом соборе: "Великий святительский престол Церкви Божия Матери, ея же достоит нарещи земное небо «3», сияющу яко велико солнце посреди Русския земля... «4»

Замысел П. Д. Корина, по-видимому, имел в виду последнюю службу в этом соборе, состоявшуюся в день Великого Воскресения, 5 мая 1918 года. Почти все стоящие на амвоне собора и перед ним человеческие фигуры, предусмотренные в эскизе (около четырех десятков), были сотворены художником в отдельных, по большей части поистине великолепных этюдах-портретах.

"Отец и сын" - один из этих этюдов поразительной глубины и вилы, написанный в разгар коллективизации - в 1931 году. В образе отца - хотя это мое личное представление - есть нечто близкое Толстому, в образе сына - Достоевскому, этим двум столь разным национальным гениям. Как ясно из эскиза картины, фигуры отца и сына должны были находиться почти в центре ее композиции.

В 1936 году П. Д. Корин приготовил и загрунтовал огромный холст для своего творения, но, хотя художник прожил еще тридцать с лишним лет, холст остался нетронутым (он и сейчас стоит в его мастерской). Не раз художник с глубокой горечью говорил о том, что никак не может непосредственно начать главный труд своей жизни. Сколько-нибудь определенного объяснения этой невозможности не дал ни сам художник, ни знавшие его люди.

Но сегодня можно попытаться дать подсказанный самим временем ответ. П. Д. Корин писал о своем «Реквиеме»: «Я задумал картину о Старой Руси, о це­лых социальных и психологических пластах жизни, на­веки исчезающих под давлением нового». Как утверждал один из художественных критиков, «Реквием» призван был показать «конец русского православия».

Однако по прошествии семидесяти с лишним лет со дня самой, казалось бы, последней пасхальной литургии 1918 года, царские врата Успенского собора вновь отво­рились. В 1989 году здесь состоялось торжественное бого­служение, посвященное четырехсотлетию Патриаршества на Руси. Совершал службу патриарх Всея Руси Пимен.

И вот поразительное явление: среди трех десятков этюдов-портретов, подготовленных к «Реквиему», есть и созданный в 1935 году чудесный портрет молодого, два­дцатипятилетнего иеромонаха, который всего за пять лет до того, в 1930 году, принял пострижение. В эскизе «Реквиема» монах стоит справа от отца и сына, ближе всех остальных к зрителю, как бы выступая к нам из картины. И этот иеромонах — будущий патриарх Пи­мен...

А ведь П. Д. Корин, собирался сказать о нем, как и о других собравшихся в храме, надгробное слово...И — кто знает? — быть может, слабая, но растущая надежда на то, что на самом деле конца нет, побудила художника не осуществить свой замысел «Реквиема».

И будем надеяться и верить, что духовная глубина, сила и величие, воплотившиеся в коринских образах отца и сына, несмотря на неслыханные испытания, неистребимо живут в народе.

 

«1» Любопытен рассказ Н. И. Бухарина в его Автобиографии о том, что в юности ему хотелось быть Антихристом; а поскольку мать антихриста должна быть блудницей, то я допрашивал свою мать... не блудница ли она(Энциклопедический словарь Гранат, т. 41, ч. 1, с. 51).

 

«2» Как и большинство этюдов-портретов, он хранится в Музее-квартире П. Д. Корина, находящемся в Москве на Малой Пироговской улице, дом № 16.

 

«3» Её достойно назвать земным небом.

 

«4» Просветитель, или обличение ереси жидовствующих. Творение преподобного отца нашего Иосифа, игумена Волоцкого, Казань, 1903, с. 43.

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

Hosted by uCoz